Аваллах (avallah) wrote,
Аваллах
avallah

Глава Вторая: Неупокоенные

Еще одна часть Второй Главы, повествующая, на этот раз, о метафизике посмертного существования и различных уровнях социального статуса призраков.



Моя голова тяжела и руки мои слабеют,
И то, что двигаюсь я, не делает мое тело живее.
-Перси Биссе Шелли, "Смерть в Жизни: Фрагмент"

Страсть, которая сильнее смерти, и опасности, которые заставляют смерть казаться чем-то обыденным и банальным: вот фундаментальные основы жизни после смерти. Во многих отношениях призраки существуют в мире крайностей. Ценой неудачи для них является полное и необратимое уничтожение, но, в то же время, в случае успеха они могут обрести вечную любовь и блаженное Вознесение.
Помимо этого, существование призрака можно в полной мере назвать одним бесконечным кошмаром. Все образы мира живых искажаются прикосновением смерти, и даже самые прекрасные цветы кажутся запятнанными Забвением. Сам Подземный Мир вызывает постепенное омертвение всех органов чувств; здесь очень редко встречаются яркие цвета, если, конечно же, не считать ненасытного пламени кристаллов душевного огня или ослепительной зелени глаз Солисторов. Все это не проходит просто так, ибо вездесущая Тень постоянно старается ухудшить и без того не самую лучшую ситуацию. Забвение угрожает призракам как изнутри, так и снаружи, и многие Неупокоенные, в конце концов, приходят к выводу, что им легче отказаться от борьбы и позволить Пустоте поглотить их.
С другой стороны, находятся и те, кто отчаянно хватаются за возможность еще раз прожить хотя бы некоторое подобие жизни. Считающие, что они получили второй шанс исправить ошибки, совершенные ими при жизни, или же, возможно, просто слишком упрямые для того, чтобы отдаться Забвению, эти призраки стараются наилучшим образом использовать свое посмертное существование.
В Землях Плоти часто говорят о вечной любви и дружбе, но лишь в Землях Теней они действительно становятся возможными. Призраки, которым хватит безжалостности для того, чтобы, не останавливаясь ни перед чем идти к своей цели, смогут обрести там богатство и власть; кроме того, многие также стремятся к духовной трансформации. Тайны Земель Мертвых манят отважных исследователей, как и удивительные королевства Бури и Далеких Берегов, которые не видел еще ни один смертный. Обладающие силами, именуемыми Арканои, Неупокоенные способны проводить целые столетия, оттачивая свои умения или же используя их для взаимодействия с живыми. Многие призраки нередко пересекают Саван, преследуя при этом самые различные цели. Некоторые из них стремятся завершить незаконченные при жизни дела или же защитить те вещи или людей, которые были им некогда дороги. Другие призраки просто стараются развлечься, играя в полтергейстов или вторгаясь в грезы смертных исключительно ради собственного увеселения. Овладение Быстрыми, благодаря которому призракам удается ощутить забытые радости и наслаждения, является исключительно популярным времяпровождением, хотя Неупокоенные также время от времени практикуют месть из могилы – если, конечно же, им предоставляется такая возможность. Кроме того, не следует забывать о противостоянии с Забвением и его прислужниками, борьбе, которая, как считают некоторые души, ведется на благо всего мироздания. В результате этого, вполне закономерно, что для призраков смерть становится лишь только началом.

Метафизика

Призраки вынуждены вечно существовать на грани между жизнью и Забвением и их мировоззрение во многом отражает это удивительное состояние. Отделенные от Земель Живых одним лишь Саваном, они, тем не менее, оказываются навсегда разделены с теми, кого они любили. С другой стороны, каждое действие, мысль и слово призрака направлены против неумолимого влечения Забвения, отвергая тем самым бесконечную Пустоту. Именно это равновесие между жизнью и чем-то худшим, нежели смерть, приходится поддерживать Неупокоенным – во всяком случае, до тех пор, пока у них остается такая возможность.
Большинство призраков отчаянно желает прикоснуться к Землям Плоти, вне зависимости от того, насколько строгими являются запреты Диктум Мортума. Тем не менее, это не всегда оказывается так уж легко сделать, так как сама природа существования Неупокоенных в значительной степени усложняет для них преодоление Савана. Предметы в Землях Плоти обретают исключительную прочностью и твердость – во всяком случае, с точки зрения призраков; в результате этого, Неупокоенному Мертвецу вряд ли удастся сдвинуть с места какой-либо объект, принадлежащий реальному миру, но благодаря минимальной затрате Корпуса он может попросту дематериализоваться и пройти через него. К примеру, если призрак пытается сдвинуть с места припаркованную машину, то всего его усилия, скорее всего, не принесут никаких результатов, и ему вряд ли удастся переместить ее хотя бы на несколько дюймов. С другой стороны, если стояночный тормоз внезапно соскользнет и машина начнет ехать вперед, она попросту пройдет через призрака, не причинив ему (практически) какого-либо вреда.
Конечно же, призраки уже очень давно обнаружили способы более конкретного и ощутимого воздействия на реальный мир. Некоторые Арканои позволяют Неупокоенным Мертвецам оказывать влияние на Земли Плоти, а то и переходить туда; именно с этим связаны легенды о полтергейстах, загадочных появлениях призраков и духах, поселяющихся в машинах. Все эти феномены, так или иначе, связаны с призраками, воля которых сумела преодолеть Саван.
Хотя очень немногое в реальном мире может нанести значительный вред Корпусу призрака, ситуация в Подземном Мире обстоит несколько иначе. Неупокоенный Мертвец может без труда уклониться от предмета, существующего в Землях Плоти, или же попросту пройти через него, тогда как вещи, находящиеся в Подземном Мире (Реликвии, Артефакты, другие призраки и так далее) являются для него более, чем реальными. Стальной клинок может беспрепятственно пройти через Корпус призрака, не нанеся ему при этом особенного вреда; в свою очередь, клинок из душевной стали в руках Легионера может аккуратно рассечь призрака надвое. Стигийская сталь (или любой другой металл, выкованный из материи душ), Артефакты, Реликвии, другие призраки, Спектры, обитатели Бури, даже духовная магия живых: все это может оказать достаточно сильное, и не всегда приятное воздействие на Неупокоенного Мертвеца.

Страсти и Оковы

Страсти и Оковы являются тем, что определяет и поддерживает существование призрака. Вкратце можно сказать, что Оковы являются определенными объектами в Землях Плоти, которые представляют наибольшее значение для призрака, тогда как Страсти отражают то, чем он больше всего хотел бы заниматься.
Оковы привязывают призрака к Землям Теней, образуя нечто наподобие якорей, удерживающих его душу в Землях Плоти, благодаря чему у него появляется возможность сопротивляться влечению Забвения. С помощью Оков призрак может погружаться в целительную Дрему и, зачастую, ему гораздо легче использовать свои Арканои именно возле них. С другой стороны, если Оковы оказываются повреждены или уничтожены, то последствия этого для призрака могут оказаться воистину катастрофичными. Более того, лишенные Оков призраки больше не могут находиться в Землях Теней, и потому каждый из Неупокоенных Мертвецов всячески стремится защитить их.
Страсти, в свою очередь, представляют собой те наклонности, которым следует после смерти призрак. В некоторой степени, их можно назвать эмоциональными императивами, которые направляют и поддерживают его существование. В основе каждой Страсти лежит определенная эмоция: следуя велениям своей Страсти (или же непосредственно соприкасаясь с чувством, на котором основана его Страсть), призрак получает энергию, именуемую Пафосом. Без Пафоса призрак не может использовать свои Арканои, и теряет способность восстанавливать Корпус. Таким образом, создание препятствий для реализации Страстей и заботе об Оковах, является, возможно, наихудшим из числа неспешных мучений, которым может быть подвергнут Неупокоенный Мертвец.

Статус и Общество

Теперь когда я мертв
Мой агент наконец-то сказал,
Что он хочет пообедать со мной
-Френч, Фрис, Кайзер и Томпсон
"Теперь когда я мертв"

К сожалению, тот факт, что мертвые, у которых были многие столетия для решения сложнейших моральных дилемм и величайших загадок вселенной, решили вместо этого погрузиться в создание жестких и закостенелых социальных структур, посвятив большую часть своего посмертного существования соблюдению мельчайших деталей этикета и социальных норм, сложно назвать чем-то удивительным или странным. Конечно же, положение в обществе Неупокоенных напрямую зависит от силы призрака, но, кроме того, не следует забывать о возрасте, уровне владения различными Арканои и свободе действий. Старый и могущественный призрак, который поддерживает существование своих Оков и, соответственно, может возвращаться в Земли Теней из Стигии, безусловно, будет пользоваться большим уважением, нежели обладающий схожими возможностями Неупокоенный Мертвец, Оковы которого давно уже превратились в прах.
С течением лет призрак постепенно поднимается в иерархии мертвых, результатом чего становится то, что социальная мобильность между "рангами" Неупокоенных Мертвецов является достаточно распространенной. С другой стороны, значительная замкнутость и скрытность некоторых призраков (особенно, крайне замкнутых Костяков Стигии) отличается удивительным сходством с социальной динамикой, прослеживающейся в перерывах между занятиями в средней школе, где одни призраки отказываются общаться с другими призраками, которые не отличаются должным возрастом, властью или набором Арканои. Именно стигийские Костяки в основном отвечают за поддержание строгих социальных разграничений между Домемами и Костяками, Анфанами и Лемурами, Невольниками и всеми остальными Неупокоенными Мертвецами.

Социальный статус

Анфаны – Анфаны являются недавно умершими, которые еще не успели освоиться в Землях Теней. Их посмертный возраст обычно варьируется от нескольких дней до нескольких недель, и они покрыты Оболочкой из плазмы, которая удерживает их в полусознательном состоянии, в результате чего они не могут в полной мере воспринимать окружающую действительность. Эта Оболочка также искажает работу органов чувств и разума, в результате чего первые дни посмертия призрак проводит в усыпляющем и сбивающем с толка мареве расплывчатых образов и доносящихся откуда-то издалека голосов. До тех пор, пока он не освободится от Оболочки с помощью другого призрака, Анфан лишен возможности ясно видеть, слышать и мыслить. Очень немногим счастливчикам удается самостоятельно избавиться от Оболочки, хотя замечено, что обычно к их числу относятся те Анфаны, которые отличались исключительной силой воли при жизни.
Трутни – Именно эти Неупокоенные Мертвецы являются основой для появления большинства историй о призраках, распространенных среди обитателей Земель Плоти. Лишенные разума и воли Трутни полностью забывают свою прежнюю личность. Фактически, они оказываются привязаны к месту своей гибели. Трутни способны лишь без конца воспроизводить события, которые привели к их кончине, механически повторяя те действия, которые они совершали в последние свои мгновения среди живых. Пристанища, населенные Трутнями, считаются золотой жилой для Жнецов.
Невольники – Принадлежащие к числу одних из самых несчастных обитателей Мира Мертвых, эти призраки вынуждены служить другим Неупокоенным Мертвецам. Некоторые из них были пленены и насильно отправлены в рабство, тогда как другие стали Невольниками в результате своих преступлений, причем как реальных, так и придуманных. Некоторые призраки добровольно становятся Невольниками, стремясь подобным образом выплатить свои долги. Хотя подобная служба обычно имеет лишь временный характер, многие Невольники к немалому своему недовольству обнаруживают, что данный пункт в их контрактах попросту игнорируется их хозяевами.
Невольники обычно заковываются в кандалы и перемещаются исключительно под присмотром своих хозяев. Хотя некоторые вариации Кодекса Харона запрещают дурное отношение к Невольникам, подобные действия редко осуждаются или наказываются. Тень Невольника нередко испытывает садистское удовольствие от страданий, которые приходится испытать Душе, и потому Невольники становятся жертвами Страданий и махинаций Теней гораздо чаще, нежели расплавленные или свободные призраки.
Лемуры – Так называют тех призраков, Оболочки которых уже удалены и которые сохраняют большую часть своих Оков. Чаще всего они достаточно молоды (во всяком случае, в плане продолжительности своего посмертия), в результате чего более пожилые и уважаемые призраки считают их незрелыми и недисциплинированными. Именно Лемуры составляют большинство призраков, живущих в Землях Теней, так как они стараются держаться поближе к своим Оковам.
Домемы – Домемами называют призраков, которые больше не могут свободно посещать Земли Теней и, в свете этого, вынуждены ограничивать свои передвижения Стигией и другими безопасными островками стабильности, расположенным в Буре. Хотя большинство Домемов являются достаточно старыми призраками, некоторые из них вполне могли бы называться Лемурами, если бы не тот факт, что их Оковы уже перестали существовать. Призрак, умерший всего пять лет назад, и лишившийся всех своих Оков в ходе одного единственного пожара, автоматически получает статус Домема, так как он больше не может находиться в Землях Теней. С другой стороны, эти "выскочки" из числа Домемов вряд ли будут пользоваться таким же уважением, как старейшие из Неупокоенных Мертвецов.
Обычным уделом многих Домемов становится путешествие в Стигию, где они поступают на службу в постоянно расширяющийся бюрократический корпус Иерархии. Ренегаты и Еретики лишены подобной возможности, и потому их переход в число Домемов способен привести к самым непредсказуемым последствиям, начиная всепоглощающим поиском Вознесения, и заканчивая кузницами душ. "Домемизм" является достаточно популярной среди некоторых банд Ренегатов тактикой, суть которой заключается в очищении ближайшего Некрополя от самых талантливых или опасных представителей Иерархии, посредством обнаружения и уничтожения их Оков.
Костяки – Будучи старыми и могущественными призраками, Костяки ухитряются поддерживать существование своих Оков, что позволяет им посещать Земли Теней. Большинство Костяков также посещает время от времени глубины Бури, включая Далекие Берега и, возможно, даже Лабиринт. Вызывающие страх и уважение своими познаниями и силой, Костяки обладают значительным влиянием в обществе мертвых, степень которого является несколько непропорциональным их численности.
Владыки Смерти – Эти могущественные призраки некогда были Сенаторами Харона, следуя обычаю римской Республики. После воссоздания Стигии в качестве Империи, каждый Владыка Смерти обзавелся своим собственным Легионом и троном, с которого он мог вершить судьбы своих подданных. Тем не менее, в отсутствие железной воли Харона, Владыки Смерти погрузились в пучину хаоса и раздоров, используя свои Легионы для противостояния друг другу, так как каждый из них стремится занять место нового Императора Стигии. Учитывая то, что Владыка Смерти, обладающий наибольшим количеством душ, также обладает самой большой властью, соправители Стигии нередко вмешиваются в дела смертных, стремясь вызвать как можно большее количество смертей определенного типа, что, в свою очередь, пополняет ряды их собственных Легионов новыми рекрутами.

Жнецы

Жнец в зависимости от сложившихся обстоятельств может стать лучшим другом Анфана или же его худшим кошмаром. В сути своей, Жнец является призраком, который освобождает другого призрака от его Оболочки, способствуя его "рождению" в Землях Теней. Многие из них относятся к числу добрых душ, которые стремятся облегчить переход к новому существованию, ожидающий Анфанов; другие являются вербовщиками культов Еретиков, Легионов Иерархии или банд Ренегатов. Все эти профессиональные (и аматорские) Жнецы относятся к своим подопечным достаточно неплохо, посвящая их в законы Подземного Мира и помогая приспособиться к существованию по эту сторону Савана.
Другие Жнецы отличаются гораздо меньшей добротой. Будучи работорговцами Мира Мертвых, они Пожинают новые души для того, чтобы выручить за них самую высокую цену на рынках Некрополей. Души являются не только деньгами, но и наиболее распространенным ресурсом Подземного Мира, и для многих Жнецов-работорговцев сбор Анфанов с последующим заковыванием их в цепи становится основным средством заработка.
Жнецы нередко соперничают друг с другом за право владения местами, подобными больницам, тюрьмам или домам для престарелых. Более изобретательные из них стараются устроиться в машинах скорой помощи, тогда как искушенные в Арканосе Фатализм Жнецы демонстрируют неприятное свойство всегда оказываться в нужном месте в нужное время. Жнецы постоянно стараются присвоить себе места, обладающие значительными запасами душ, и когда на кону оказывается большая добыча, то насилия удается избежать далеко не всегда.
Tags: wraith: the oblivion, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments