Аваллах (avallah) wrote,
Аваллах
avallah

Category:

Глава Восьмая: Системы - Вопросы восприятия

Последняя часть восьмой главы базовой книги, посвященной тому, что такое Вознесение, чем оно важно, и как его достичь, от чего зависит толщина Савана между миром живых и мертвых, а также как воздействует на людей Мгла (аналог фейских Туманов).



Я верю, что все эти разнообразные феномены были открыты нам не с целью увеселить нас с помощью историй, которые можно рассказать и забыть, но для того, чтобы заложить основы нового духовного видения, которое будет наиболее подходящим для нашего современного мира.
-Сир Артур Конан Дойл, "Закон Призрака"

Призраков всегда связывали с измененным восприятием мира, присущим некоторым обитателям Земель Плоти. В Мире Тьмы наблюдается аналогичная картина: существует несколько измененных состояний, которые так или иначе связаны с существованием призраков. Одним из них является Вознесение, которое может быть достигнуто (по крайней мере, в теории) самими призраками, тогда как Саван отделяет живых от Неупокоенных, а Мгла оберегает хрупкие разумы живых от потрясений, которые неминуемо вызвало бы осознание того, что призраки действительно существуют.

Вознесение

Transumanar significar per verba non si poria.
(Невозможно выйти за пределы человеческого
существования и поведать об этом словами).
-Данте, Рай

Здесь, в беспокойной темноте, царящей среди многоэтажных зданий, твой друг борется с двумя изменчивыми сущностям: одна из них темна, как ночь, тогда как другая испускает ослепительный свет. Ты ожидаешь: он вряд ли будет рад твоему вмешательству. Внезапно, он вскидывает голову в безмолвном крике, схватившись за руки порождения тени и дитя света, и серебристая вспышка пронзает воздух. Ты содрогаешься, чувствуя, что сейчас должно произойти нечто очень важное.
Глаза твоего друга расширяются, тогда как его тело стремительно истончается и становится прозрачным. Внутри его прозрачной плоти загорается серебряный свет, в котором твой глаз безошибочно узнает сияние солнца Мира Живых. Серые стены Некрополя темнеют; откуда-то сверху раздаются чарующие голоса, которые шепчут и смеются – но это не злорадные и сардонические смешки проклятых, а ласкающие слух чистые звуки радости. На какой-то миг тяжелые облака над Некрополем раздвигаются. Свет и тепло заполняют город мертвых, и его обитатели закрывают глаза и прижимаются к земле, пытаясь предположить, какое новое злодеяние измыслили Спектры.
С открытым ртом ты наблюдаешь за тем, как тело твоего друга расплывается в воздухе, а затем исчезает. Там, где он только что стоял, в небо ударяет серебряный луч света, вонзающийся в просвет между облаками. Ты замираешь на месте, где-то в глубине души отчаянно желая последовать за ним, но луч уже исчезает. Облака сходятся вновь, подобно створкам дверей подземелья, и земля содрогается от отдаленного раската грома. Всего лишь один неописуемый миг, и твой друг ушел...навсегда.

Неуловимая Истина

В Мире Мертвых встречаются самые различные описания Вознесения: туннель света, разрыв в облаках, золотая колесница, возносящая Душу в Рай, превращение Корпуса просветленного призрака в сияющий белый цветок лотоса или даже простое исчезновение иллюзии себя и плазмической “реальности”. Тем не менее, все эти истории объединяет то, что их никогда не рассказывает один из тех, кому действительно удалось пережить Вознесение.
Собрав воедино различные элементы подобных легенд, Неупокоенные Мертвецы сумели выработать определенное понимание Вознесения. В сущности, Вознесение представляет собой достижение высшего или более упорядоченного состояния бытия, знаменующееся окончательным осознанием своей сущности и обретением внутреннего мира, сопряженного с освобождением от негативных аспектов собственного Я или же принятием их (в зависимости от точки зрения призрака). Вознесение можно назвать миниатюрным примером космической гармонии противоположностей, которая дарует окончательное освобождение от страданий и страстей Подземного Мира. Сам факт достижения Вознесения указывает на то, что призраку удалось полностью очистить свою Душу. Непосредственная форма этого процесса зависит от личных взглядов того или иного Неупокоенного. Призраки, которые считают Вознесение разновидностью духовного поиска, рассматривают его окончательный результат как награду за осуществление нелегкой трансформации в достойную спасения сущность. Другие предпочитают воспринимать его как закономерный результат избавления от иллюзий и обретения мудрости посредством принятия истинной картины бытия. Призраки, которые не являются приверженцами философских или религиозных учений, нередко рассматривают Вознесение в качестве эволюции ментальной сущности, достигающей более высокого уровня развития. В то же время, многие обитатели Подземного Мира считают Вознесение всего лишь жестокой шуткой, призванной поддерживать фальшивую надежду.
Как бы то ни было, невзирая на отсутствие надежных доказательств реальности Вознесения, многие легенды упоминают его в качестве вполне реального и достижимого состояния. Некоторые призраки утверждают, что, заглянув в глаза Перевозчику, можно увидеть там просветленные лица тех, кто сумел Вознестись. Другие заявляют, что Перевозчики, подобно Бодхисаттвам, являются сострадательными Вознесенными сущностями, которые согласились остаться в Подземном Мире для того, чтобы направить к Вознесению другие Души,
В истории Подземного Мира были случаи, когда Перевозчики действительно пытались наставить других призраков на истинный путь. В начале этого века полдюжины призраков (все они, конечно же, уже давно сгинули) стали свидетелями Вознесения легендарного стигийского художника и Песочного Человечка, Курфюрста Мериана, когда в обмен на шедевр Фантазма, именуемый Милостью, зловещий Перевозчик Антаэкхон привез его к Заводи Воспоминаний Горькой Радости, сокрытой в глубинах Моря-без-Солнца. Когда художник вступил в серебристые воды Заводи, Перевозчик произнес загадочные слова: “Курфюрст Мериан, ты сам стал Милостью. Отныне и навеки мы будем с радостью следить за тобой этими глазами.”
Другие призраки утверждают, что Харон достиг Вознесения в тот момент, когда исчез в водовороте вместе с Горулом, свидетельством чего стало тепло, возникшее в Корпора тех, кто стал свидетелем этого. Многие из этих Призраков сами встали на путь Вознесения и, спустя несколько десятилетий, исчезли в туманах, взойдя на лодки Перевозчиков Зафнатпаанеаха и Тимотея. Кроме того, существуют рассказы о призраках, которые достигали такого совершенства в искусстве Фатализма, что видели свое собственное Вознесение, ожидающее их в будущем. Лионель Ваступи, Наблюдатель Некрополя Нью-Йорк в XVII столетии, был одним из них: если верить слухам, голос его Вознесения обратился к нему во время Дремы, после чего Ваступи пережил духовное пробуждение под влиянием этого странного голоса, который в дальнейшем продолжал периодически обращаться к нему. В 1944 году он исчез перед толпой призраков в Центральном Парке. Еще более любопытным является то, что рассказы свидетелей очень сильно отличаются друг от друга: согласно одним из них, Ваступи превратился в ангелоподобное существо, другие заявляют, что он стал лучом света, третьи утверждают, что его Корпус превратился в вьющийся дымок фимиама, тогда как перед глазами четвертых появилась хрупкая белая роза, стремительно увядшая и превратившаяся в прах. Все эти свидетели так или иначе были уличены во лжи или же публично отказались от своих заявлений, но надежда остается вечной, особенно в сердцах тех, кто сам наделен даром вечности.

Искатели Истины

Подобно живым людям, призраки лишены надежных доказательств жизни после смерти (в данном случае, Вознесения) — у них присутствуют отдельные свидетельства этого, но им, увы, далеко до неоспоримых фактов. Многих призраков в действительности удовлетворяет такое положение вещей. Им достаточно одного лишь присутствия гипотетической возможности Вознесения. Будучи загадочным и неведомым процессом, оно вызывает страх у многих Неупокоенных, и, в особенности, тех, которые боятся того, что вселенная основана на принципе справедливого воздаяния, или же убеждены в том, что правосудие является основой мироздания. Большинство приверженцев Вознесения составляют те, кому больше нечего терять, те, кто нуждается в определенной цели, или же те, кто стремится обрести внутренний мир, и твердо убеждены в том, что не смогут добиться этого с помощью организаций, контактов или персональных достижений в Мире Мертвых. В то же время, некоторые из адептов Вознесения верят в добро, считая исчезновение душ в Забвении неоспоримым злом, в силу чего Вознесение становится единственным способом уберечь других призраков от подобной участи. Некоторые же попросту ненавидят Подземный Мир и стремятся покинуть его.
Очень часто те, кто при жизни стремился к некоему подобию Вознесения, стремятся обрести его после смерти. Многие из подобных последователей этой концепции представляют собой представителей различных религиозных орденов, среди которых нередко встречаются священники или монахини, или же активные верующие, хотя, конечно же, их число не ограничивается лишь теми, кто относится к этим категориям. Значительный процент активных последователей Вознесения рано или поздно отправляется в путешествие к Далеким Берегам. Тем не менее, несмотря на значительное количество верующих, и неустанность, с которой они преследуют свою цель, большинство этих призраков так никогда и не обретает Вознесение.

Счастливчики

Общего числа слухов, которые ходят в Подземном Мире, относительно того, чем является Вознесение, вполне хватило бы для того, чтобы заполнить как минимум полдюжины Александрийских библиотек. Стигийские мудрецы, если они, конечно же, вообще признают реальность Вознесения, обычно утверждают, что лишь очень немногим удается достичь его – менее половины процента всех призраков, обитающих в Подземном Мире (и еще меньше бывших Спектров). Правители различных королевств на Далеких Берегах яростно оспаривают подобные утверждения, обрушивая на голову неверующих целые литании историй Вознесения за каждую унцию проявленного ими неверия.
Вне зависимости от того, кто прав на самом деле, практически все искатели Вознесения сходятся на определенных "доказанных" аксиомах, известных в некоторых кругах, представители которых относятся к числу просвещенных Неупокоенных, как Восемь Истин (многие из соответствующих легенд были объединены в собрании объемных томов, известных в Землях Теней как Книги Золотого Света). Первая же Истина гласит, что на Вознесение обычно уходят десятилетия, если не века. Непосредственная форма этого процесса самосовершенствования зависит от убеждений искателя. Многие призраки верят, что искателю требуется лишь верующее сердце и яростное желание Вознестись; высшие силы в ходе последующих столетий проведут его через череду испытаний, которые позволят ему очистить и довести до совершенства все остальное. Другие утверждают, что для успешного Вознесения искателю требуется полностью подчинить свой разум, и совершенство может быть обретено только посредством внутреннего поиска. Существует небольшая группа тех, кто отказывается прислушиваться к историям о долгих страданиях искателей, описанных в Книгах Золотого Света, согласно которым призраку требуется как минимум столетие, если не больше, чтобы достичь некоего подобия совершенства. Эти призраки верят в нечто наподобие мистического откровения, которое может принимать форму образа, мелодии, фразы или смутного запаха, способного немедленно даровать искателю Вознесение. Многие культы Еретиков обращаются к идее о мгновенном Вознесении, когда ничто другое не приносит им достаточного количества новых адептов.
Вторая Истина заключается в том, что искатели должны демонстрировать стремление к определенным идеалам, обладая своеобразным духовным стержнем, обязывающим их думать и действовать более возвышенным образом, чем другие Неупокоенные. У этого духовного рвения есть много имен: Фантом, Дух, Внутренний Свет, Вечное Пламя, Внутренний Будда и даже обычная решимость – но вне зависимости от его названия, оно дарует призраку необходимую внутреннюю силу для того, чтобы стремиться к совершенству.
Полный список Восьми Истин выглядит следующим образом. Придерживающийся их искатель обязан:
• Быть терпеливым в поиске Вознесения, ибо ему предстоит посвятить этому немалое время и уплатить еще большую цену.
• Воспитывать в себе стремление к высшим идеалам (Фантом, Дух, Внутренний Свет и так далее)
• Противостоять Тени
• Примириться с самим собой.
• Примириться с Миром Живых.
• Предпочесть разум плазмическому телу.
• Предпочесть Вознесение собственной сущности и разуму.
• Добиться совершенного понимания величайших достоинств человеческой души, к числу которых относятся сострадание, отвага, фантазия, честность, надежда, смирение, чувство юмора, любовь, стойкость, мудрость и умение принимать себя таким, каким ты есть.

Официальные представления

То, насколько очевидными являются описанные выше "Истины", должен решать каждый отдельно взятый призрак (или игрок). Тем не менее, в силу потенциально опасной природы этого вопроса, каждая из трех политических фракций Подземного Мира выработала свое представление об идеях Вознесения за последнее тысячелетие.
Иерархия официально не отрицает вероятность Вознесения, но, в то же время, не одобряет чрезмерный интерес к нему. Самое распространенное представление сводится к тому, что Вознесение является чем-то непрактичным: оно отвлекает призраков от более важных обязанностей, подобных укреплению Некрополей и противостоянию силам Забвения. В действительности, представители Иерархии опасаются фанатизма искателей Вознесения, и потому стремятся всячески отвлечь внимание призраков от историй о Вознесении, которые постоянно появляются в Землях Теней.
В силу своей разрозненности, у Ренегатов нет официальных представлений о Вознесении, хотя многие из них достаточно презрительно относятся к этой идее. Те, кто придерживаются веры в Вознесение, нередко отказываются от общепринятых представлений (подобных, к примеру, Восьми Истинам), отдавая предпочтение своим собственным взглядам и методам, подобным экстатическим откровениям и внезапным просветлениям.
Вполне естественно, что принадлежность к Еретикам является естественным выбором большинства искателей. В конце концов, кто лучше сумеет направить сбившиеся с пути души, чем тот, кто ищет и обретает совершенство? Многие Еретики открыто нарушают политику Иерархии, стремясь поведать миру истории о добившихся успеха искателях, желая при этом приобрести как можно больше сторонников.

Повествование о долгом пути

Несмотря на существование канонической интерпретации Вознесения, оно во многом остается загадкой для обитателей Подземного Мира. Призрак может постичь все Восемь Истин, перечисленных выше, и все равно не Вознестись в облака на пылающей золотой колеснице. Возможно, Вознесение является всего лишь выдумкой, которой фанатично следуют те, кому всегда хотелось во что-то верить, и которую активно пропагандируют обитатели Далеких Берегов, стремящиеся пополнить свои ряды (в конце концов, один лишь факт того, что все последователи идеи Вознесения сходятся на чем-то, еще не означает того, что это что-то верно). Возможно, следование Восьми Истинам не способно даровать душе необходимое равновесие для того, чтобы достичь Вознесения. Или, возможно, Вознесение может быть обретено с помощью альтернативных средств: самопожертвования, долгих странствий, подробного изучения системы существующих убеждений, создания своего собственного набора идеалов или же полного принятия существующих реалий. Истинная сущность Вознесения зависит исключительно от представлений о нем Рассказчика и игроков.
Персонажи, которые Возносятся, обычно покидают игру; с другой стороны, Рассказчики, которые хотят придумать подробное описание того, что ожидает героя после этого, могут оставить его в игре в качестве одной из сюжетных зацепок. В большинстве случаев Вознесение заслуживает того, чтобы выступать предметом отдельной хроники: это процесс сложно назвать легким или быстрым. Помимо самого факта Вознесения этот долгий путь не обещает какой-либо выгоды тем, кто избрал его; у них могут присутствовать определенные радужные перспективы, но эти перспективы не подкрепляются какими-либо доказательствами.
Персонажей, которые вступают на этот путь, ожидают значительные трудности. Уготованные им испытания заставят остановиться любого, у кого не хватит отваги для того, чтобы справиться с ними, но верные своей цели искатели сумеют справиться с любыми сложностями. Чем дальше они будут продвигаться по этому пути, тем сложнее будут ожидающие их решения: путь к Вознесению предоставляет немало возможностей для прекрасного отыгрыша, и не должен сводиться к набору бросков кубиков.
Рассказчик может использовать следующую последовательность действий в качестве основы для организации хроники, посвященной Вознесению.

Разрешение Оков

Необходимой частью Вознесения является освобождение от Оков, привязывающих призрака к Миру Живых. Тем не менее, освобождение, в данном случае, не подразумевает разрыва. Разрешение означает, что призраку сознательно удалось завершить все свои незаконченные дела в Землях Плоти, освободившись тем самым от своих Оков. В силу того, что Разрешение каждых Оков подразумевает соответствующую историю, путь, ведущий к Вознесению, обычно оказывается очень долгим.

Усиление Фантома

Прежде чем призраку удастся справиться с психологическими сложностями, сопровождающими противостояние с Тенью, ему необходимо развить свое высшее Я, укрепить свою решимость и отточить свои положительные черты (отвагу, смирение, любовь, честность, надежду, сострадание, фантазию, чувство юмора и мудрость), воплощением которых служит Дополнение Фантом. Рассказчик может потребовать, чтобы игрок повысил значение Фантома своего персонажа до пяти или выше точек, в зависимости от того, насколько долгую он планирует хронику, и насколько сложным в его понимании должно стать достижение Вознесения. В силу того, что это Дополнение нельзя повышать с помощью очков опыта, игроку придется как следует отыграть этот аспект стремления к Вознесению.

Слияние Тени и Души

Перед тем, как продвинуться дальше, персонаж должен объединить две противоборствующих силы в жесте окончательного примирения с самим собой. Пока Душа и Тень разделены, они продолжают свое противостояние, которое в то же время подпитывает их. Достигнув единства, они становятся могущественным средством достижения Вознесения.
Тень: Как только персонажу удалось укрепиться в своей решимости противостоять Тени посредством усиления своего Фантома, он может бросить ей вызов, как, впрочем, и тем сомнениям, капризам, антипатиям и подсознательным желаниям, которые она олицетворяет. Эта часть пути к Вознесению отражает духовное путешествие персонажа через психологический Подземный Мир и обратно, подобный знаменитому странствию Данте через Ад, а Персефоны – через Гадес. Результатом каждой истории этого цикла должно стать незначительное ослабление Ангста (или же страха, боли, отчуждения, недовольства и сомнений в себе, присущих призраку) и Темных Страстей Тени. Подобное ослабление не должно быть результатом отрицания этих источников Агнста; вместо этого, призрак обязан принять их.
Душа: Для успешного Вознесения требуется, чтобы искатель не только победил свою Тень, но и справился с той частью своей Души, которая отдает предпочтение статической реальности перед Фантомом. Для того, чтобы приготовиться к последнему шагу перед Вознесением, призрак должен быть готов поставить свое тело и разум под угрозу уничтожения. Если он не может принять вероятность того, что Вознесение потребует окончательного растворения его Корпуса и идентичности, это значит, что он не готов к Окончательному Страданию, которое определит его судьбу, и то, ожидает ли его Забвение или Вознесение. Истории этого цикла должны быть связаны с угрозами разуму и телу призрака, призванными поспособствовать тому, чтобы призрак смирился с перспективой своего уничтожения.

Избавление от Страстей

В большинстве случаев этот этап оказывается последним, так как он уничтожает последнюю связь призрака как с Землями Солнца, так и Подземным Миром. На этой стадии у призрака уже не остается Оков, и он постепенно примиряется с потенциальной утратой тела и разума по окончании своего пути. Этот этап позволяет удостовериться, готов ли он пойти до конца, оставшись верным своим убеждениям. Сразу же после разрешения последней Страсти, призрак погружается в драматическое Разрушительное Страдание, призванное определить, удастся ли ему достичь Вознесения. В случае успеха он Возносится, тогда как неудача приводит к ужасающим последствиям. При желании призрак, которому удается разрешить все свои Страсти, может заменить их новой Страстью Достичь Вознесения (Стремление к целостности) 5. Если обычные Страсти отражают собой причины, в силу которых персонаж остается существовать после завершения его смертного пути, то новая Страсть воплощает в себе все то, что способно пережить даже окончательную смерть. Таким образом, вместо погружения в Забвение, персонаж полностью принимает свое Я, следует единственной истинной Страсти, и, в конечном счете, Возносится.
Аналогичным образом, Рассказчик может предложить игрокам сценарии, при которых им придется преследовать сразу несколько целей, вместо того, чтобы прогрессировать от одного этапа к другому. В данном случае им будет сложнее следить за развитием своего персонажа, но, в то же время, оно будет выглядеть естественнее, чем поэтапное продвижение к Вознесению.
В конечном счете, нужно отметить, что не существует единого и быстрого способа достичь Вознесения, и очень многое зависит от индивидуальных убеждений персонажа, а также его склада ума и желаний. С другой стороны, все вышеописанное способно составить определенное представление о том, каким образом вы можете направить персонажа к Вознесению, если кому-то из ваших призраков захочется зайти настолько далеко.

Саван

Я сказал, что Дэнфорт отказался поведать мне,
какой последний ужас заставил его издать столь ужасный крик...
-Г.Ф. Лавкрафт Хребты Безумия

Саван представляет собой вуаль страха и непонимания, отделяющую Земли Плоти от Земель Теней. Его нельзя увидеть и к нему нельзя прикоснуться, но это не мешает ему надежно разделять два мира. Именно из-за Савана смертные не могут услышать или увидеть призраков, если, конечно же, не считать тех случаев, когда Арканои и воля Неупокоенных Мертвецов ухитряются преодолеть его.
Прочность Савана не является постоянной величиной. Его толщина различается от места к месту, и от времени ко времени, не говоря уже о том, что она напрямую зависит от того, какие именно смертные присутствуют в том или ином месте в тот или иной момент. Ночью на кладбище, заполненном любителями произведений Эдгара Аллана По, Саван будет гораздо тоньше, чем на Уолл-Стрит в солнечный день в самый разгар ланча. Чем тоньше Саван, тем легче призракам воздействовать в этом месте на Земли Плоти; более того, если бы существовало место, в котором значение Савана равнялось бы нулю, находящиеся там призраки были бы видны любому смертному, оказавшемуся неподалеку. Тем не менее, значение Савана в Мире Живых никогда не может опускаться ниже четырех.
Другие Пробужденные создания (вампиры, оборотни, маги, подменыши и иные существа) способны одним своим присутствием истончать Саван. Прочность Савана уменьшается на два пункта в присутствии любого сверхъестественного существа, вне зависимости от его природы, хотя, даже в этом случае, его значение не может опускаться ниже 4. Таким образом, прочность Савана в присутствии вампира, стоящего на кладбище, и слуага, скрывающегося в самой отвратительной части городской канализации, все равно будет не ниже 4.
Приведенная далее таблица содержит сравнительные примеры толщины Савана.

Значение Савана
Супермаркет в солнечный весенний день 10
Чистая станция метро в полдень 9
Уютный дом без какой-либо жуткой истории 8
Многолюдный клуб, в котором царит полумрак и играет попмузыка 7
Перекресток дорог за городом в безлунную ночь 6
Старый особняк, где было совершено несколько жестоких убийств 5
Заброшенное кладбище в полночь при полной луне 4

Мгла

Живые одновременно желают получить доказательства жизни после смерти и боятся этого. Хотя им хочется знать, что по ту сторону могилы их что-то ожидает, призраки представляют собой весьма весомые свидетельства существования самой смерти, а так же одним своим присутствием опровергают тот факт, что все души отправляются в Рай. В силу этого, человеческая психика старается защитить себя от неприятной истины, сплетая Мглу между собой и самыми очевидными проявлениями потусторонней деятельности. Благодаря Мгле большинство Быстрых успешно рационализирует или попросту забывает встречи с Неупокоенными Мертвецами.
Впрочем из этого правила есть свои исключения: невинные дети, животные, безумцы и некоторые из сверхъестественных обитателей Мира Тьмы не подвержены воздействию Мглы. Каждый, кто принадлежит к одной из этих категорий, может производить броски Восприятия + Бдительности (сложность 8) для того, чтобы видеть и слышать призраков, находящихся в непосредственной близости от себя. Конечно же, это уникальное восприятие не распространяется на тех, кто находится рядом с этой персоной: этим людям кажется, что ребенок попросту общается со своим воображаемым другом, а кот шипит без какого-либо повода.
Примечание: Не все сверхъестественные существа способны подобным образом преодолевать полог Савана. Вампиры, принадлежащие к числу Джованни и Самеди, маги, относящиеся к Традициям Эвтанатос и Говорящие-с-Грезами, феи из числа слуагов, а так же оборотни, представляющие Племена Безмолвных Странников и Звездочетов, с немалой долей вероятности смогут заметить присутствие призрака. С другой стороны, даже большинство вампиров не имеет какого-либо представления о существовании Неупокоенных Мертвецов. Более подробная информация о других обитателях Мира Тьмы представлена на странице 281.

Воздействие Мглы
Воля %
населения Реакция на появление призрака
1 10 % Кататонический страх. Парализованные страхом смертные, относящиеся к этой категории, в лучшем случае могут попытаться заползти в какое-то укрытие. Они вряд ли будут способны мыслить рационально или предпринимать какие-либо сложные действия.
2 20 % Паника. Немедленной реакцией на появление призрака со стороны этой части человечества становится паническое бегство.
3 18 % Неверие. Эта разновидность реакции представляет собой классическую склонность к чрезмерному рационализму; смертный, относящийся к этой категории, постарается связать появление призрака с чем угодно, но только не с присутствием сверхъестественного.
4 15 % Берсерк. Эта исключительно рефлекторная реакция заставляет смертных бросать в появившегося призрака всем, что попадется под руку, разбивать предметы и всеми другими способами проявлять свой страх посредством слепого разрушения.
5 13 % Ужас. Смертный испытывает страх, но ему удается сохранить некое подобие самоконтроля. Он попытается как можно скорее избавиться от общества призрака, но он вряд ли будет выскакивать в двери с криками “Привидения!”
6 10 % Сотрудничество. Смертный испуган, но ему хватает выдержки для того, чтобы попытаться найти с призраком общий язык.
7 7 % Контролируемый страх. Хотя они все еще испытывают страх, смертные, относящиеся к этой категории, стараются действовать рационально; к примеру, они могут отказаться лично спускаться в населенный Неупокоенными Мертвецами подвал, или же попытаются немедленно выставить населенный призраками дом на продажу.
8 5 % Любопытство. Представители этой категории испытывают не столько страх, сколько любопытство, хотя они сразу же могут кинуться за своим камкодером или же номером горячей линии неведомого. Призраки нередко находят их интерес чрезмерно навязчивым.
9 1,5 % Праведный гнев. В силу того, что упорство этих смертных сильнее самой смерти, они способны выстоять даже перед самым садистским Привидением. Эти смертные отказываются бояться призраков, считая их не посланниками сверхъестественных сил, а обычными противниками, которых можно и нужно побеждать.
10 0,5 % Отсутствие реакции/Равнодушие. Эта разновидность смертных никак не реагирует на присутствие Неупокоенных Мертвецов. Возможно, принадлежащий к этой категории человек уже был на грани жизни и смерти, или считает, что призраки являются посланниками его покойного дядюшки Харри, хотя с таким же успехом он может просто быть не слишком умен. В любом случае, для этих обитателей Мира Живых призраки не представляют собой ничего выдающегося.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments