Аваллах (avallah) wrote,
Аваллах
avallah

Баргесты

Третья часть рассказа из базовой книги Призраков. На этот раз речь пойдет о встрече Дэвида Робинсона с далеко не самыми приятными обитателями Подземного Мира...



Давящее чувство страха сжимает мое горло, усиливаясь по мере того как я вглядываюсь в мерцающий глаз старика. Нас разделяет меньше двадцати футов, но у меня складывается неприятное ощущение, что, на самом деле, он бесплотен, и находится где-то очень далеко отсюда.
“Кто ты,” – спрашиваю я, когда чувствую, что больше не могу выносить давящую тишину. “Где я? Что за чертовщина тут творится?”
Единственный ответ, которого я дожидаюсь, заключается в коротком смешке, который издает старик, после чего внезапно вздрагивает, и бросает испуганный взгляд через левое плечо, как будто бы он слышит нечто, недоступное моим ушам.
“По ночам здесь небезопасно. Я могу с уверенностью сказать тебе это,” - мягко произносит он.
“И где же находится это "здесь"?” – я даже не пытаюсь скрыть беспокойные нотки в своем голосе.
Старик медленно поворачивается, и снова заглядывает мне в глаза. Его лицо остается в тени, но единственный глаз сияет, как будто бы что-то освещает его изнутри.
“Возможно ты узнаешь это место, когда наступит утро,” - произносит он, содрогаясь от хохота. – “Хотя, честно говоря, даже с восходом солнца здесь становится ненамного светлее.”
Внезапно я испытываю яростное желание схватить этого человека за горло, и трясти до тех пор, пока он не расскажет мне все, что знает. Вместо этого, я крепко сжимают кулаки, и пытаюсь сдержать порыв гнева, который охватывает меня с невиданной ранее силой.
“Тебе не следует злиться на меня,” - спокойно произносит старик, как будто бы читая мои мысли. – “Я всего лишь пытаюсь помочь тебе...если, конечно же, ты этого хочешь.”
“Мне не нужна твоя помощь,” - отвечаю я, и в моем голосе все еще звучат гневные нотки. – “Все, чего я хочу, это чтобы ты рассказал мне, где я оказался.”
“Что ж, ты находишься в Землях Теней,” - произносит старик. - “Ты мертв, хотя, честно говоря, я подозреваю, что ты уже догадался об этом.”
Мертв!
Я не знаю, произношу ли я это слово вслух, или оно всего лишь оглушительно отдается в моей голове, но чей-то тоненький голос в глубинах моего сознания вновь произносит слово "Забвение".
Старик снова бросает осторожный взгляд через плечо, и теперь я тоже что-то слышу – нечто, напоминающее далекий собачий лая, раздающийся в ночи.
“Готов поспорить, что они также направляются сюда,” - произносит старик. Он фыркает, глядя на меня. – “Возможно, они почуяли новое мясо.”
Я смотрю за спину старику, пытаясь понять, кто именно издает эти ужасные звуки, но темнота остается слишком густой и непроницаемой. Я не вижу ничего, кроме тусклого света уличных фонарей, которые исчезают в туманной дали, подобно гирлянде огоньков с рождественской елки.
“Если хочешь, ты можешь пойти со мной,” - произносит старик. – “Но, в любом случае, я бы не советовал тебе оставаться снаружи, когда они окажутся здесь.”
“Кто такие...они?”
“Баргесты,” - произносит старик, и я почти уверен, что слышу в его голосе дрожь. “Их используют Легионы Иерархии. Чаще всего они делают это для устрашения во время патрулирования, но иногда отправляют на охоту.”
Мне хочется спросить, на кого они охотятся, но я с ужасом понимаю, что, кажется, уже знаю ответ на этот вопрос.
Они охотятся на "свежее мясо".
Старик разворачивается и ковыляет прочь, медленно направляясь к одному из темных зданий, расположенных на противоположной стороне улицы. Его левая нога волочется за ним, оставляя заметный след в грязи.
"Так ты идешь или нет?" - спрашивает старик, но я остаюсь стоять на месте. Лай явно приближается. Он отражается от окружающих меня зданий, из-за чего создается впечатление, будто где-то неподалеку находится стая волков, завывающая в узком скалистом каньоне.
“На улицах небезопасно. Можешь поверить мне,” - произносит еще раз старик, бросив на меня последний взгляд через плечо перед тем, как скрыться в окутанном тенями дверном проеме одного из зданий. Он исчезает из виду, как будто бы он был призраком, и я не могу избавиться от мысли, что, на самом деле, его появление мне просто привиделось.
Тем не менее, этого нельзя сказать о раздающемся вдали вое, который кажется даже слишком реальным. Яростные завывания и громкий лай наполняют ночь. Кажется, будто бы они одновременно раздаются со всех сторон.
Я еще раз смотрю на здание, в котором исчез старик, и чувствую, что мне хочется броситься за ним, но – даже невзирая на явную угрозу со стороны этих баргестов, которые становятся все ближе и ближе - продолжаю медлить.
У меня нет ни малейшего представления о том, могу ли я доверять старику, и, честно говоря, я бы постарался обойтись без его помощи. Я догадываюсь, что могу не представлять себе всей степени угрожающей мне опасности, но сейчас идея попытать счастья в одном из других зданий кажется мне более предпочтительной. Также как и при жизни, после того, как Сара покинула меня, я отдаю предпочтение одиночеству. Мне приходит в голову, что как только рассветет, я смогу осмотреться, и разобраться с тем, что за чертовщина тут творится. Конечно же, основным условием успешной реализации этого плана является допущение, что я доживу до конца ночи. Учитывая все это, поиск подходящего убежища начинают казаться мне все более и более предпочтительным.
Слева от меня, не более, чем в сотне ярдов вниз по улице, я замечаю здание, которое кажется мне смутно знакомым. Я не могу вспомнить, где я его видел, но пока что решаю не задумываться над этим. Звуки воя становятся практически оглушающими. Бросив быстрый взгляд через плечо, я бросаюсь бежать к зданию. Мои шаги эхом отражаются от мостовой, напоминая далекие выстрелы.
За мгновение перед тем, как нырнуть в темный дверной проем, я оглядываюсь на улицу, и вижу...нечто. Я не уверен, что это - или кто это.
В свете уличных фонарей виднеется извивающееся скопление огромных, плохо различимых тел, которые кажутся настолько черными, что напоминают дыры, вырезанные во мраке ночи. Хор их завывающих голосов становится настолько громким, что я содрогаюсь от боли в ушах. За ними возвышается высокая тень, сжимающая нечто-то, напоминающее поводок, и она издает такой же оглушительный вой, как и гончие, за которыми она следует.
Я содрогаюсь от страха и бросаюсь через темноту в заднюю часть дома. Пол усеян обломками кирпичей, заставляющими меня спотыкаться на каждом шагу. Когда я утыкаюсь в дальнюю стену здания, то оборачиваюсь и медленно съезжаю по стене на пол. Все еще вздрагивая как от лихорадки, я сжимаюсь в комочек, плотно обхватив руками колени.
Я чувствую себя затерянным во тьме, понимая, что мне остается лишь надеяться на то, что эти баргесты - кем бы они ни были - не увидят или не учуют меня здесь.
Я закрываю глаза и начинаю молиться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments